Читать в Яндекс.Ленте
 
 
« Сентябрь 2019
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
 

Американский Тартюф. Часть 4. Иракских миллиардов мало – нужен триллион.

Тайный девиз Чейни: начнем войну и заработаем кучу денег

Для кого старался Чейни, выбивая средства на заведомо бессмысленный проект ПРО?

Окончание. Предыдущие части:

Тайный девиз Чейни: начнем войну и заработаем кучу денег!

В этой части статьи мы попытаемся проанализировать корреляцию между сферами бизнес-интересов вице-президента Чейни и внешнеполитической активности Соединенных Штатов Америки. Мы попробуем показать, как удивительно они совпадают и как актуализация знаменитой фразы: «Что хорошо для General Motors, хорошо и для Америки» трансформировалась в рабочий девиз Дика Чейни: «Что хорошо для Hulliburton, хорошо для всего мира».

Напомним российскому читателю, что авторские права на эту крылатую фразу принадлежат президенту американской корпорации General Motors Чарльзу Вильсону. 15 января 1953 года сенатский комитет по военным делам обсуждал его кандидатуру на пост министра обороны по представлению президента Дуайта Эйзенхауэра. На вопрос, чьи интересы будут более важными для будущего министра – страны или его фирмы, Вильсон ответил: «Я привык считать: то, что хорошо для нашей страны, хорошо и для General Motors, и наоборот. Это одно и то же». Самое удивительное, что после этих слов Вильсон все же был назначен на должность министра обороны США, которую он занимал вплоть до 1957 года.

Однако, несмотря на вошедшие в историю громкие заявления, Чарльз Вильсон за четыре года пребывания в Пентагоне не был уличен ни в каких коррупционных действиях. General Motors не получала из рук министра ни государственных подрядов, ни каких-либо других проявлений особых отношений с властью. К сожалению, Дик Чейни не может похвастаться столь же незапятнанной репутацией.

Конечно же, вице-президент всегда сможет объяснить совпадения секторов бизнес-активности Hulliburton и внешнеполитической активности госдепартамента простой случайностью. Не располагая убедительными доказательствами умышленного создания очагов напряженности в тех или иных регионах мира с целью извлечения прибыли компанией Hulliburton, мы не сможем публично обвинить в этом мистера Чейни. Таких доказательств, надо полагать, и не существует вовсе.

Вряд ли кому-то удалось бы добыть, например, аудиозапись беседы Чейни с Кондолизой Райс, в ходе которой вице-президент говорит: «Давай начнем войну в Ираке и заработаем на этом кучу денег».

Трудно себе представить и такой разговор Чейни с президентом Бушем: «Если мы признаем независимость Косово, то сможем разместить там крупную военную базу, для строительства которой потребуются стройматериалы. У нас в Hulliburton как раз скопилось много фанеры, и мы бы очень выгодно продали ее армии».

Однако любой юрист, даже не читавший в студенческие годы Маркса, скажет вам, что количество совпадений может достичь критической массы и перейти в качество доказательств. В случае с Чейни и Hulliburton, похоже, именно так и есть.

Если попытаться сопоставить все (или некоторые наиболее существенные) раздражители российско-американских отношений с источниками прибылей любимой компании американского вице-президента, а затем подсчитать количество этих «совпадений», эффект перехода количества в качество будет совершенно очевиден.

Система ПРО: цена вопроса – триллион долларов

Этот американский проект стал одним из наиболее болезненных раздражителей в отношениях наших стран. Первое, что вызывает вопросы к американской стороне, – это полная бессмысленность проекта, не отвечающего ни одной из заявленных целей. Не выдерживает никакой критики утверждение о направленности противоракет, размещаемых в северо-западной части Польши, на защиту США от ракетных ударов Ирана и Северной Кореи. Наша аргументация в этой части хорошо известна и вкратце она заключается в том, что обе страны, рассматриваемые США в качестве источника угрозы ракетных атак, не располагают и в ближайшем будущем не смогут располагать баллистическими ракетами такого класса. Кроме того, вызывает недоумение география размещения противоракетной обороны на западных границах России, в то время как от Северной Кореи до тихоокеанского побережья США втрое ближе напрямую через Тихий океан, чем через всю Европу, азиатскую часть России и северную часть Китая. Если, по мнению США, угрозу представляет Иран, почему американцев не заинтересовало предложение Владимира Путина о совместном использовании Габалинской РЛС, расположенной в Азербайджане, то есть в непосредственной близости от источника угрозы? По мнению большинства военных экспертов, в том числе и американских, эффективность такой системы ПРО будет крайне низка и вряд ли обеспечит безопасность Соединенных Штатов и их союзников. К тому же, общая стоимость планируемой системы ПРО оценивается специалистами в сумму порядка триллиона долларов, что даже для такой богатой страны, как США, совсем не мелочь.

Анализ этих основных обстоятельств, связанных с размещением элементов американской ПРО в Европе, приводит многих западных экспертов к выводу о том, что на самом деле единственной причиной этого внешне абсурдного решения администрации Дж. Буша является лоббизм американских промышленных корпораций, получающих в случае реализации этого суперпроекта заказы на вышеуказанную сумму. Подлинным «мотором» этой безумной идеи является, по мнению американских специалистов, вице-президент Чейни, неоднократно замеченный в лоббировании интересов американских компаний на рынке государственных заказов. Даже не самый большой наш друг Збигнев Бжезински назвал этот проект строительством «несуществующей системы ПРО, направленной против несуществующей угрозы, который должен быть реализован на несуществующие деньги».

Косово тоже дало хороший навар

Война НАТО против Югославии и последовавшее признание независимости Косово явились грубым нарушением международного права. Все аргументы об исключительном статусе Косово не выдерживают критики, и США не могут не понимать этого. Трудно объяснить, почему 6 миллионов албанцев имеют два государства, а 40 миллионов курдов не имеют ни одного. Это мнение разделяют и американские эксперты – такие, как Патрик Бьюкенен. В чем заключается стратегический интерес США в этом вопросе?

Более чем внимательно изучая кризис, возникший в международных отношениях в результате признания США и ЕС независимости Косово, мне не удалось найти рационального объяснения причин, побудивших США выступить в качестве «спонсора» создания нового независимого государства. Негативные последствия этого шага очевидны и были многократно проанализированы как в российской, так и зарубежной прессе. Невозможно логично объяснить, зачем это понадобилось США. Чем статус Косово до признания его независимости отличался от статуса, скажем, Абхазии или Южной Осетии, не может объяснить никто. Чем албанцы заслужили право на два государства, в то время как претендующие на независимость непризнанные республики не имели на тот момент ни одного признанного, несмотря на наличие всех формальных атрибутов государственности, понять невозможно. Версия о том, что американцы пытаются таким образом расколоть Европейский Союз, тоже не кажется мне убедительной. Надо совершенно лишиться разума, чтобы пытаться ликвидировать своего единственного союзника в мире, где у США значительно больше врагов, чем друзей.

Неужели вашингтонские аналитики не понимали, что ответом России станет признание независимости Абхазии и Южной Осетии, что, в свою очередь, осложнит взаимоотношения России и США и нанесет болезненный удар по американскому союзнику в регионе – Грузии?

Еще весной прошлого года я предполагал, что единственным «побудительным мотивом алогичных действий супердержавы было желание “указать России на ее место” и продемонстрировать, что Америка может позволить себе не считаться с мнением претендующей на возврат статуса глобальной супердержавы Российской Федерации». Анализ материалов, положенных в основу этой статьи, позволяет расширить мотивировку действий США в регионе Балкан. На косовском конфликте Hulliburton заработала не один миллиард долларов. Это могло бы быть и совпадением, если бы было единственным аргументом такого рода.

На Ираке Чейни «заработал» от 17 до 28 млрд. долларов

То, что США терпят поражение в этой стране, ясно всем. Внешнеполитические «убытки» от оккупации – огромны. Количество растраченных средств американских налогоплательщиков измеряется сотнями миллиардов долларов и точному учету не поддается. Безопасность самих США и мирового сообщества в целом в результате иракской войны только пострадала. При Саддаме Хусейне в Ираке об Аль-Каиде никто и слыхом не слыхивал. Сейчас каждый день в этой стране гибнут сотни людей, в том числе и американцев. Зачем же американцы влезли в Ирак? Какие стратегические цели они перед собой ставили?

Вот что говорит об этом Скотт Риттер, бывший глава миссии ООН в Ираке по контролю за вооружениями, офицер разведки морской пехоты США:

«Как же легко нас, граждан Соединенных Штатов Америки – я использую именно эту формулировку, потому что она целиком взята из преамбулы Конституции, документа определяющего нас как нацию, как народ, – как легко нас ввести в заблуждение. Как легко нами манипулировать, как легко подталкивать нас то в одну, то в другую сторону. Как быстро мы купились на пропагандистские заявления о том, что Саддам Хусейн – воплощение мирового зла. И называя его ближневосточным Адольфом Гитлером, как мало мы, в свою очередь, знаем об Ираке. Многие ли из вас знают, в чем различие между шиитами и суннитами? Можете не краснеть от стыда, если вы не знаете; ведь глава комитета по разведке Конгресса США точно не знает в чем разница. Кто из вас знает, Аль-Каида – это шиитская или суннитская организация? Не расстраивайтесь, если не знаете, ведь глава комитета по разведке Конгресса США точно не знает. Вы вообще знаете, что такое ваххабизм? Современный баасизм – я не пытаюсь оправдать его последователей или выразить свое согласие с ним, а лишь констатирую существующее положение вещей – отвергает народности и кланы, отвергает этническую, расовую и религиозную принадлежность, говоря о необходимости создания единого светского иракского государства. В попытках достичь этого, Саддам Хусейн всячески подавлял силы, стремившиеся к разделению современного Ирака. И за это мы приговорили его к смертной казни? За это мы назвали его военным преступником? Тем не менее, сейчас наши войска в Ираке, и мы занимаемся тем же самым, но без той связующей силы, которой был Саддам, у нас получается еще хуже. Мы обвиняли Саддама Хусейна в том, что за 30 лет правления он убил 400 000 жителей Ирака. Нам же потребовалось всего 4 года, чтобы убить 600 000».

Сколько заработал на войне мистер Чейни, подсчитать невозможно. По разным оценкам, эта сумма колеблется от 17 до 28 миллиардов долларов. Но это, конечно же, тоже всего лишь совпадение.

Чейни – талантливый человек, но всему есть предел!

Любой из наших читателей, вооружившись калькулятором, сможет удовлетворить свое любопытство, и, используя эту статью в качестве методической рекомендации, подсчитать профиты мистера Чейни по каждой «болевой точке» в мире, включая строительство тюрьмы в Гуантанамо, каспийские нефтепроводы и ливийскую ядерную программу. Не является исключением из этого ряда и нынешний украинский газовый кризис, который, как это становится ясно сейчас, инспирирован американскими кураторами Виктора Ющенко.

Дик Чейни, несомненно, талантливый человек. Интересно только, станет ли его магический дар превращения политической власти в деньги объектом внимания американского правосудия в обозримом будущем?

Григорий Тинский
RPMonitor

Страниц : 1
Опубликовано: 16.01.09 • Просмотров: 3127  Печать    К содержанию    Вернуться назад  Наверх
Введите слово для поиска
 > Разделы статей
 
Главная Новости Галерея Статьи Наверх

Copyright Shloder © 2006 - 2017
Danneo CMS
Яндекс.Метрика